К слову о нежной детской душе

dusharebenkaКак бы странно и сомнительно ни прозвучало это указание для педагогически неискушённого человека, но по существу оно остаётся непоколебимым: самое большое значение имеют первые пять-шесть лет детской жизни; а в следующее за ними десятилетие (с шестого по шестнадцатый год жизни) многое, слишком многое завершается в человеке чуть ли не на всю жизнь. В первые годы детской жизни душа ребёнка так нежна, так впечатлительна и беспомощна… Она как бы плывёт в потоке наивной, непосредственной доверчивости и некоего как бы предмирного «всесмешения»: «свет и тьма», «твердь и вода» ещё не отделены друг от друга; и свод, имеющий потом отделить дневное сознание от ночной, бессознательной сферы, — ещё не создался в процессе вытеснения. Этот свод, который будет потом всю жизнь обуздывать кипение страстей и замыкать томление аффектов, подчиняя их творческой жизненной целесообразности, находится ещё в стадии возникновения. В этот период жизни впечатлениям открыта последняя глубина души; она вся всему доступна и не защищена никакой защитной бронёй; всё может стать или уже становится её судьбой, всё может повредить ребёнку, или, как говорит народ, «испортить ребёнка». И действительно, всё вредное, дурное, злобное, потрясающее или мучительное, что ребёнок воспринимает в этот первый, роковой период своей жизни, — всё причиняет ему душевную рану («травму»), последствия которой он потом влачит в себе через всю жизнь то в виде нервного подёргивания, то в виде истерических припадков, то в виде уродливой склонности, извращения или прямой болезни. И обратно, всё то светлое, духовное и любовное, что детская душа получает в эту первую эпоху, — приносит потом , в течение всей своей жизни обильный плод. В эти годы ребёнка надо беречь, не терзать его никакими страхами и наказаниями, не будить в нём преждевременно элементарные и дурные инстинкты. Однако упускать эти годы в смысле духовного воспитания было бы столь же недопустимо и непростительно. Надо сделать так, чтобы в душу ребёнка проникло как можно больше ЛУЧЕЙ ЛЮБВИ, радости и БОЖЬЕЙ БЛАГОДАТИ. Здесь надо не баловать ребёнка, не потакать его капризам, не изнеживать его и не топить его в физических ласках, но заботиться о том, ЧТОБЫ ЕМУ НРАВИЛОСЬ, ЧТОБЫ ЕГО УМИЛЯЛО И РАДОВАЛО ВСЁ ТО, ЧТО ЕСТЬ В ЖИЗНИ БОЖЕСТВЕННОГО- от солнечного луча до нежной мелодии, от жалости, сжимающей сердце, до прелестной бабочки, от первой лепетом сказанной молитвы до героической сказки и легенды… Родители могут быть твёрдо уверены: здесь ничто НЕ ПРОПАДЁТ, НИЧТО НЕ КАНЕТ БЕССЛЕДНО; всё даст плоды, всё принесёт хвалу и совершение. Но пусть никогда ребёнок не будет для родителей игрушкой и забавой; пусть он будет для них нежным цветком, который нуждается в солнце, но который так легко может быть НЕЗАМЕТНО НАДЛОМЛЕН. Именно в эти первые годы детства, когда ребёнок считается «несмышлёнышем», родители должны помнить при всяком обхождении с ним, что дело не в их родительских восторгах, наслаждениях и забавах, а в состоянии детской души, АБСОЛЮТНО ВПЕЧАТЛИТЕЛЬНОЙ и (именно вследствие «несмыслия» своего) АБСОЛЮТНО БЕСПОМОЩНОЙ…
Итак, до 5-6 лет, т.е. до самого «вытесняющего» перелома в детской душе, ребёнка нужно душевно беречь, как нежный цветок, с тем чтобы затем постепенно изменить весь тон воспитания: ибо после периода ДУШЕВНОЙ ТЕПЛИЦЫ должен наступить период ДУШЕВНОГО ЗАКАЛА; ребёнок должен приучаться внутренне к САМООБЛАДАНИЮ И К ВЫСОКИМ ТРЕБОВАНИЯМ, и этот процесс даётся ему тем легче, чем меньше «травм» он вынесет из первого периода. В нежнейшую эпоху своей жизни ребёнок должен привыкнуть к семье — к любви, а не к ненависти и зависти; к спокойному мужеству и самодисциплине, а не к страху, унижению, доносам и предательству. Ибо воистину — мир можно пересоздать, перевоспитать из детской, но в детской же можно его и погубить.

Ильин И.А. «Путь духовного обновления».

Оставить ответ